Бердяев Стилизованное православие об о. Флоренском [1]"Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах" свящ. Павла Флоренского - книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века. На каждом слове свящ. Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества.

Флоренский о ревности. Православный взгляд против светского

Парность духо-носных личностей несомненна. Так, по словам бл. Серафима Саровского жить ученикам его по одному и т. Какую важность придавал Господь дружбе, показывает рассмотренная выше притча о домоправителе неправедном.

Завершается опыт теодицеи Флоренского условиями усовершения конкретной тварности (письма “Дружба” и “ревность”). В этом исследовании .

Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах осн. Название книги - это слова ап. Как видно из ее подзаголовка, она посвящена теодицее, т. Теодицея в понимании Флоренского - это прежде всего"восхождение нас к Богу", духовное подвижничество, к-рое"совершается энергиею Божиею". О том, какое важное значение придавал Флоренский этому труду, свидетельствует то обстоятельство, что последний прошел через несколько редакций.

Первая относится ко времени окончания Флоренским Московской духовной академии и написания им кандидатского соч. Его антроподицея -"У водоразделов мысли" - писалась примерно с по г. Однако о человеке Флоренский говорит на протяжении всех писем книги, обращаясь к любимым людям - Другу С. Троицкому и старцу иеромонаху Гефсиманского скита авве Исидору. В письме к В.

Кожевникову от 27 июля г.

Вот, что он пишет сам: Только опираясь на непосредственный опыт можно оценить духовные сокровища церкви". Книга состоит из нескольких частей, названных автором письмами, в которых последовательно раскрывается смысл различных религиозных понятий и утверждений. Во введении к книге Флоренский пишет: Именно так и построена его книга. Он весь в стихии религиозности, притом православно церковной.

Париж). Зависть Сальери и ревность Иуды. Статья И.Б.Роднянской о дружбе о. Сергия и о. Павла (Роднянская И. Б. С.Н.Булгаков и П.А.Флоренский: к.

Павла Флоренского — книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века. На каждом слове свящ. Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества. Это осенняя книга, в ней звучит шелест падающих листьев.

Изысканные цветы православия свящ. Флоренского возможны лишь в ту эпоху, когда в католичестве стал возможен Гюисманс. К сожалению, нужно сказать, что у свящ. Флоренского эстетизм не всегда сопровождается хорошим вкусом. Как ни далек по природе своей свящ. Флоренского ни в чем нет наивности и непосредственности. Как наивно и непосредственно было православие славянофилов по сравнению с православием свящ.

/ Флоренский

Твоя любовь для ней была, И незаслуженным позором На жизнь ее она легла!.. И что ж от долгого мученья, Как пепл, сберечь ей удалось? Боль, злую боль ожесточенья, Боль без отрады и без слез!

Знал ли Павел Флоренский о дружбе сестры с Мережковскими, которых в Тифлис он переживает «попытку ревности», а затем после некоторого.

Последние главы"Столпа и утверждения истины" посвящены дружбе и ревности. В письмах о дружбе и ревности - весь пафос книги. В дружбе видит свящ. Флоренский чисто человеческую стихию церковности. О дружбе говорит он много хорошего и красивого, но безмерно далекого от православной действительности, в которой мудрено найти пафос дружбы. Флоренского совершенно индивидуально, лирично, он оправославливает античные чувства. Фактически в [православной] официально-церковной жизни пафос недоброжелательства и осуждения гораздо сильнее пафоса дружбы и любви.

И не потому это так, что грешна человеческая природа, но и потому, что вырождающиеся формы -православного сознания несут с собой истребляющее недоброжелательство к человеку и всему человеческому. Но от этого недоброжелательства нимало не торжествует и божественное в жизни, скорее наоборот. Лишь положительное доброжелательство к человеку и человеческому помогает раскрытию в человеке божественного.

Очень показательно и знаменательно, что свящ. Флоренский заканчивает свою книгу апологией ревности. В этой патетической апологии есть элемент оригинальничания, но хвала ревности и внутренне необходима для выдержанности духовного стиля книги. Пафос ревности - [семитический пафос] ветхозаветный , ревность в религиозно-углубленном ее понимании имеет [семитическую] юдаистическую природу, [и семитический исток.

Вы точно человек?

Итак, что же такое ревность? Эту мысль облекает игрою слов Шлейермахер или Грилльпарцер: Так и при ревности: Вот какими рассуждениями приходит Спиноза к этому своему классическому определению ревности.

Общим основанием философии Флоренского и Булгакова является идея модели, отношения между личностями, категории любви, ревности, дружбы.

Столп и утверждение истины. Что практически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, — о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, не достаточно сознается большинством мыслителей его теоретическая важность: Вот почему мне кажется необходимым глубже проникнуть в понятие ревности. Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности служит, вместе, к уяснению самого понятия дружбы и любви. Итак, что же такое ревность?

В основе ревности интеллигенцией принято усматривать и гордость, и тщеславие, и самолюбие, и подозрительность, и недоверие, и мнительность, — словом, все что угодно, но только не какое-либо моральное преимущество. Эту мысль облекает игрою слов Шлейермахер или Грилльпарцер: Любовь, полная ненависти к любимому предмету и зависти к другому, пользующемуся любовью первого, есть, — по Спинозе, — ревность.

Спиноза тут чрезвычайно удачно пользуется образом смешения двух жидкостей, когда они, проникая одна в другую, струятся и мутнеют, — что обозначается термином . Так и при ревности: Любовь, говорит он, стремится ко взаимности, и притом — к совершеннейшей взаимности. Всякое умаление и всякий ущерб, испытываемые нами в этом отношении, ощущаются как само-умаление, т.

СТОЛП И УТВЕРЖДЕНИЕ ИСТИНЫ. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах

Православный взгляд против светского Мне кажется, стало несомненным, что обсуждение любви вообще и дружбы в частности, и в их конкретной жизненности, почти неизбежно подымает вопрос о явлении теснейше с ними связанном, — о ревности. Что практически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, — о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, не достаточно сознается большинством мыслителей его теоретическая важность: Вот почему мне кажется необходимым глубже проникнуть в понятие ревности.

Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности служит, вместе, к уяснению самого понятия дружбы и любви. Итак, что же такое ревность?

Сперва Господь вовсе не говорил о дружбе, и Петр относился к его .. не нас , а Бога. Кажется даже весьма естественным, по ревности к славе Божи-ей.

Детский зал Раздел 1. Книга написана в форме двенадцати писем-глав в первой части и различного рода приложений с огромным количеством ссылок, цитат и примечаний во второй части. Обеспечение критики начала анализом его собственной модели. Итог критики рассудка как эпохе, от которого нет непрерывного перехода к Истине. Логика всеединства как логика символов трансцендентного. Высшая форма закона тождества. Выражение Троицы в личных грамматических формах. Возможна ли истина, и если да, то что она такое?

Выяснив оттенки понятия истины в русском, греческом, латинском и еврейском языках, Флоренский переходит в исследовании основного вопроса гносеологии на собственную почву логики и гносеологии. Истина дается в суждении, суждения могут быть истинными двояко — или через себя, или через другое. Суждения первого рода, то есть истинные через себя, — это интуиции.

Апология любви

Этот экскурс необходим для того, чтобы преодолеть кантовский агностицизм, к которому приводит несовершенная человеческая мудрость. Сам по себе и из себя разум неспособен постичь истину. На основании лингвистических данных Флоренский выводит русское слово истина из глагола есть:

Труд священника Павла Флоренского «Столп и утверждение истины». Письмо одиннадцатое: Дружба XIII. Письмо двенадцатое: ревность XIV.

Изменяется само чувство жизни. И то был не только душевный сдвиг. То был новый опыт В те годы многим вдруг открывается, что человек есть существо метафизическое. В самом себе человек вдруг находит неожиданные глубины, и часто темные бездны. И мир уже кажется иным. В мире тоже открывается глубина Религиозная потребность вновь пробуждается в русском обществе, как это уже было однажды в Александровскую эпоху. И это пробуждение опять было болезненным и трудным. Религиозная тема ставится теперь как тема жизни, не только как тема мысли.

Теперь ищут уже не только религиозного мировоззрения.

Читать онлайн «Столп и утверждение истины»

Флоренского Религиозно-философское мировоззрение П. Флоренского устремлено к постижению Истины, Бытия, Реальности как воплощения Бога и потому может сложиться впечатление, что в миросозерцании Павла Флоренского психология со-бытия является лишь земным и тварным отблеском непостижимо-высокого и духовно-трансцендентного бытия Бога и его явления в мире людей. Однако, анализ религиозно-символической метафизики о.

Флоренского можно выделить два больших и концентрических круга проблем. Ко второму кругу относятся проблемы мирского, земного со-бытия такие как онтология человеческой дружбы, человеческой любви, братско-товарищеских отношений, таинство брака, законы познания человека человеком и др.

Издатель: Фонд священника Павла Флоренского, г. Старец Исидор. П .А. Флоренский против В. Брюсова. Архимандрит Дружба и ревность.

Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам , мы в течении рабочих дней удалим его. Дружба как подлинная любовь имеет Божественный смысл. Это исходит из понимания того, что Бог есть Любовь. Совершенная Дружба соответствует пришествию Царства Божьего на землю, но для этого нужно добиться полного самопожертвования, изживания эгоизма в отношениях между людьми, приобщения к жизни Церкви Христовой.

Флоренский в своем толковании феномена Любви продолжает религиозно-философскую православную традицию Святых Отцов, при этом он предлагает свою оригинальную теодицею. Творчество мыслителей русского религиозного Ренессанса привлекает особое внимание. Каждый год выходят статьи, защищаются диссертации по творчеству В. Вышеславцева и многих других. Действительно, идеи Всеединства и Богочеловечества, мысль об одухотворении обожении всего тварного на основе всеобъемлющей божественной Любви на сегодня необходимы для улучшения культурной ситуации в стране, но это пока лишь потенция грядущих веков, питаемая надежда всех поколений живущих и живших на земле.

На наш взгляд, эти чаяния имеют под собой реальное основание. Общий прогресс человечества можно связать с постепенным углублением понимания любви на всем протяжении нашей эры, и в этом, нет сомнений, и состоит Промысел Божий. Подтверждением этому является главное событие человеческой истории — Боговоплощение, которое было свидетельством величайшей любви Творца к своему творению.

Столп и утверждение истины это:

Данные этимологии подтверждают те заключения, к торым привел нас метафизический анализ понятия ревности. Ответ на этот вопрос дать не трудно. Рев-н-ив чрез свою старославянскую форму рьв-ьн-ив-ъ приводится к тому же корню, что и семейство слов рв-ен-и-е, рев-н-ост-н-ый, рев-н-и-тел-ь.

В этом смысле интересны его мысли о дружбе и ревности, о связи дружбы и любви. ревность Флоренский понимает как неизменную спутницу любви.

Воспроизводится по изданию г. Типы религиозной мысли в России. Павла Флоренского — книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века. На каждом слове свящ. Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества. Это осенняя книга, в ней звучит шелест падающих листьев.

Изысканные цветы православия свящ. Флоренского возможны лишь в ту эпоху, когда в католичестве стал возможен Гюисманс. К сожалению, нужно сказать, что у свящ.

Преданный друг. Фильм.